Профессиональная молодежная радиостанция
танцевальной электронной музыки
  • Интенсивный курс «Радиостарт» набирает группу. Звоните прямо сейчас +7-922-205-28-05, чтобы записаться на кастинг! Екатеринбург, ул. Первомайская, 56 - оф. 625
  • Радио Вышка теперь есть в Viber и в Whats App, пиши +7-922-298-52-72
  • Скачивай приложение "Радио Вышка" для IOS, Android или Windows Phone и наслаждайся любимой музыкой!
Главная / Звездные гости / Смысловые галлюцинации

Смысловые галлюцинации

Смысловые галлюцинации

Ведущие:

Иван Мелехов

Анна Свинцова

Гости:

Сергей Бобунец – лидер группы «Смысловые галлюцинации»

Олег Гененфельд – директор группы «Смысловые галлюцинации»

Сделано на Урале

Анна: А сейчас, как мы и обещали, группа «Смысловые галлюцинации» в передаче «Сделано на Урале». Привет, ребята! Очень рады видеть вас в нашей студии!

Иван: Давайте знакомиться!

Анна: И начнем мы с основателя группы. Сергей Бобунец!

Сергей: Привет! Здравствуйте, друзья!

Иван: Помимо Сергея, у нас в студии директор группы «Смысловые галлюцинации».

Сергей: Олег Фельд мы его зовем.

Олег: А что, многие спотыкаются [на фамилии]. Привет!

Анна: А собрались мы сегодня в честь дня рождения нашей передачи.

Иван: Нам год, и за это время мы успели обрасти самыми различными традициями.

Анна: Собственно говоря, о традициях. Одна из них – это незабвенное «домашнее задание». Мы с каждой группы требуем гастрольно-репетиционную веселую историю. У вас есть такие?

Сергей: (Смеется.) Ой, ребятки! Мы хотя и составляли эти списки веселых историй... Вы поймите, жизнь музыкантов такова, что вспомнить-то есть что, а рассказать не о чем. Поэтому эти веселые истории, они часто высосаны из пальца или они дежурные, рассказываются из программы в программу, из передачи в передачу. У нас мастер по этому делу – Коля Ротов, мы такие сразу: Коля! А теперь забавный случай.

Олег: А Коли-то нет сегодня!

Сергей: А Коли-то с нами нет! Так что давайте поговорим о чем-нибудь другом.

Иван: Есть у нас такая информация, что молодые группы работают себе в убыток, оплачивают свои выступления на фестивалях. Как группам выжить в такой ситуации, как вы считаете? Например, чтобы выступить на сцене определенных клубов города Екатеринбурга, группе нужно продать энное количество билетов, а еще заплатить за свое же выступление.

Сергей: Давайте искать другие выходы, зачем давать людям зарабатывать деньги такой ценой?! С молодых групп, с которых брать-то, собственно, нечего? Еще и пытаться какие-то деньги забирать. Не стоит поощрять таких вот «бизнесменов от шоу-бизнеса» замороченных. Мне неприятно вообще вот это все слышать. Противно мне прямо становится! Вот как им самим не стыдно, как им спится-то потом ночами, непонятно! Такой нынче шоу-бизнес, что не могут люди, выстроить свои отношения, не могут привлечь другим образом посетителей в клуб, и вот пытаются таким образом это все построить... Я бы, будучи молодой группой, в такую аферу не ввязывался, никогда в жизни мы не платили денег, чтобы выступать. Какой в этом смысл?

Анна: К вам ведь наверняка обращаются группы с просьбами им помогать, спонсировать как-то и продвигать?

Сергей: За помощью обращаются регулярно. В принципе что-то иногда получается...

Иван: То есть, вы не отказываетесь от помощи музыкантам?

Сергей: Дело в том, что, скорее, это происходит таким образом: если мы сами как-то влюбляемся в группу, то мы стараемся ей помочь, чем можем. Всем мы помочь, естественно, не можем.

Иван: Ну понятно.

Сергей: Вот сейчас люди послушают – и завалят нас материалами. И так, в общем, практически каждый день слушаю и стихи, и песни, и все остальное (смеется). У нас были такие моменты, например, с группой «Люмен», когда они жили еще в Уфе, нам просто передали диск в начале двухтысячных... И мы этот диск привезли на «Наше Радио», и в итоге там песни пошли в эфир, и как-то все это завертелось.

Олег: У нас группа из Ростова еще... подобная история была.

Иван: А какие-нибудь местные группы, которым вы симпатизируете, есть конкретные названия?

Сергей: Я вот не знаю, к какому поколению уже относить «Курару», «Сансару» и так далее... Это, наверное, уже к какому-то старшему, да? Если говорить о фестивалях, мы были таким, как сказать...

Олег: Жюри в изгнании.

Сергей: Да! Мы назвали это «жюри в изгнании». Когда проходил фестиваль «УралРок», мы были на гастролях, мы попросили нарезать видеосъемку, все эти группы, которые будут выступать, и вот мы абсолютно честно, от начала до конца, где – в автобусе, где-то там... то ли под Абаканом, то ли...

Олег: Где-то на Алтае, в общем.

Сергей: Да. Мы, значит, смотрели все наши группы. Те группы, которые выступали на фестивале «УралРок». И очень нам понравилась группа «Космик Латте». Причем мы слышали про нее до этого, но тут мы увидели ее живьем, и нам очень понравилось.

Олег: Они, кстати, вот как раз и победили на фестивале «УралРок».

Сергей: Мы проводили телемост с Москвой, это был фестиваль современного интеллектуального искусства, ну и мы со стороны Екатеринбурга поставили несколько групп. И было видно, как «Космик Латте», которых мы тоже туда поставили, буквально с первой песни вышли, и тут же просто взяли всех за грудки. Каким-то потоком драйва, обаянием, харизмой... Здорово. Это вставляет.

Анна: Вы так рассказываете, так радостно за местные группы! За местную рок-музыку.

Иван: В своей жизни каждый о чем-то жалеет, бесспорно. Хотели бы вернуться в прошлое и что-нибудь там изменить?

Сергей: Можно такой вопрос: как же ты в него вернешься-то?!

Анна: Чисто теоретически.

Сергей: Я думаю, что каждый периодически хватается за сердце и думает: эх, вот тот-то момент, если б я сделал правильный выбор... Вы же знаете ответ на этот вопрос. Что мой путь – это мой путь. Какая уж получилась история, она хороша. Всегда вспоминаешь все самые трудные моменты, они сейчас вспоминаются с самой большой радостью.

Анна: Это здорово.

Иван: А лучше вообще ни о чем не жалеть, я считаю.

Анна: Давайте заглянем где-то так в конец семидесятых и начало восьмидесятых. Чем вы увлекались в детстве?

Сергей: Олег, как там у вас в Североуральске?

Олег: С увлечениями?

Сергей: Да.

Иван: К музыке же вы не сразу пришли, понятно.

Олег: Да я вообще к музыке не пришел, как говорится. Я же не музыкант.

Сергей: Хотя я пытался его научить играть на бас-гитаре в девяносто четвертом году... Но ничего не получилось. Так мы решили, что он станет директором.

Олег: Не помню, честно говоря, каких-то увлечений... Я очень много кружков, секций посещал, бросал их постоянно. На домре играл... я на домре играл! «Светит месяц, светит ясный»... В цирковой кружок ходил. Научился кувыркаться, лазать по канатам.

Анна: Любой ли человек может заниматься музыкой, и как приходит желание заниматься только музыкой, и когда оно пришло к вам?

Сергей: Я знаю, совершенно точно, гораздо более музыкальных людей, чем я. Которым, как говорят, от Бога талант дан. Но, чаще всего, люди этим талантом не умеют распорядиться, и чаще всего они начинают заниматься совершенно какими-то другими делами. И не становятся музыкантами. Если они уж становятся, то мы о них знаем, великие музыканты из таких людей обычно получаются. А большая часть людей, естественно, – это люди, которые добиваются всего техникой, то есть часами ежедневными занятий... Кому-то это помогает, кому-то не помогает.

Анна: И вот мы приходим к вселенской истине, когда говорят: чтобы стать музыкантом, нужно 99 процентов усидчивости и 1 процент таланта.

Сергей: Ну типа того, да.

Иван: Про детство мы поговорили, теперь о студентах. Они всегда были, есть и будут особенной частью общества. Точнее говоря, самой его безумной частью. Осталась ли в вас та самая студенческая безбашенность?

Сергей: Вот что-то от безбашенности у нас осталось. Дело в том, что мы вообще, как бы...

Олег: Студенчество недолгим у нас было.

Сергей: Да, студенчество наше было недолгим, и я не знаю вообще, насколько наш пример уместен на этой радиостанции, но... Что касается нашего обучения, то мы с Олегом, в общем, до сих пор, я думаю, студенты... Только вот сколько лет не ходили?

Олег: С девяносто шестого года.

Сергей: Мы поступили и больше не ходили. Потому что нам некогда было.

Олег: Нам стало некогда. Внезапно.

Сергей: Нам стало некогда! То есть не то, что нам не нравилось. Нам нравилось...

Олег: У нас где-то лежат документы до сих пор, то есть мы их не забрали.

Анна: У нас была такая история: мы однажды встретили студентов консерватории на улице, они просто играли на улице. А вы способны на такой безумный поступок? Выйти, допустим, на Вайнера и сыграть акустическую программу?

Олег: Ради чего, надо понимать?

Анна: Это к студенческой безбашенности все!

Сергей: Никогда в жизни не пел ни в переходах, ни на улицах. Но один раз, правда, была такая история... Мы с Юлией Чичериной, которая уже жила в Москве... Она приехала в Екатеринбург, и что-то мы с ней как-то разгулялись очень бодро, и уже была ночь, и нас образовалось гуляющих уже человек двадцать. Мы толпой перемещались по ночному Екатеринбургу. И вот, в переходе на Восточке [улица Восточная] мы переходили дорогу и увидели, как молодой человек с гитарой что-то поет. И вдруг... как-то случилось, что мы все хором запели: комбат, батяня, батяня, комбат.

Анна: Очень здорово!

Сергей: Это было здорово, особенно радовались милиционеры, которые уже ходили за нами полчаса.

Анна: Как вы вообще относитесь к людям, которые поют в переходах, в трамваях?

Сергей: Дело в том, что я ни в переходах, ни в трамваях не был лет девять. Последний раз, когда я был в переходе, это, видимо, тогда я и пел «батяня, комбат» (смеется).

Иван: На вашем сайте мы наткнулись на такую информацию: в девяносто девятом году записывали альбом, испытывая похмелье. Вы специально готовились для записи? Или это случайно получилось?

Сергей: Это было 9 мая. И 10 мая мы, как истинные патриоты, пришли на студию и записывали, как истинные патриоты, с похмелья. Мы записывали пять песен, три из них так и вошли в альбом в итоге. Это были «Розовые очки», «Вечно молодой» и, по-моему, «Ди-джеи сходят с ума». Именно в том варианте, в котором они были вот за один день там записаны.

Анна: Отличный способ. Надо будет его опробовать!

Олег: Ну его многие музыканты знают, этот способ.

Анна: Теперь давайте о таком, более-менее серьезном... Сергей избран председателем комиссии по культуре и искусству Свердловской области. Лично на мой взгляд, политика и альтернативная музыка – это несопоставимые вещи! Как вам умудряется их совмещать?

Олег: Ну это не политика, во-первых... Общественная палата – это общественная деятельность. Общественная деятельность и политика – это немного разные вещи.

Сергей: Дело в том, что общественной деятельностью мы с Олегом, как участники группы «Смысловые галлюцинации», занимались и до этого. То, что я нахожусь в Общественной палате, просто позволяет помогать тем людям более эффективно.

Иван: Поговорим немного о вашем составе. От вас уходил басист Чичериной, потом вернулся, потом снова ушел, а в 2008 году к вам пришел Максим Метенков, опять же из группы «Чичерина». Что за ролевые игры? Вы часто меняетесь музыкантами с группой «Чичерина»?

Сергей: Если копнуть глубже, с Чичериной вообще все понятно. В девяностых нам стало понятно, что в рок-центре «Сфинкс» мы не можем выступать. Мы вместе с другими группами решили создать свой клуб. И Юля Чичерина появилась, стала тусоваться в этом клубе, была там постоянно на наших репетициях... У нее было несколько своих песен, пела она прикольно, была молода, красива, и нам пришло в голову: а почему бы нам не собрать для нее группу? Мы взяли из каждой группы по человеку, каждый музыкант, который потом играл в группе «Чичерина», был из разных групп, которые были в нашем клубе.

Олег: От нашей группы, как раз, делегировали Сашу Бурова.

Сергей: У которого с ней случился роман, дочь и так далее. Вот и все! Поэтому понятно, почему Чичерина постоянно рядом, потому что, в общем, мы сами виноваты и несем ответственность за нее.

Иван: Хорошо, с Чичериной разобрались. Поговорим о телевидении. Ваша группа отказалась быть гостями «Фабрики звезд», участниками шоу «Звезды на льду», отказались петь дуэтом с Шурой, что, собственно, понятно. А куда бы вы сами попросились?

Сергей: Есть вещи, которыми тебе нравится заниматься, а есть вещи, которыми тебе очень сильно не нравится заниматься. Я ведь никому не обязан ходить на «Фабрику звезд», чувствовать себя идиотом, кивать им и поддакивать, говорить: да, ребята, у вас все будет хорошо, когда я сам-то знаю, что ничего у вас не будет хорошо, бегите отсюда, вот что я должен сказать. Чувствовать себя идиотом там совершенно не хотелось. То же самое: мне не хотелось участвовать в «Танцах на льду», ну не хочу я изображать корову на льду, радоваться чему-то, изображать счастье, терять кучу времени... Ну зачем? Я этого не обязан делать. Хотя, понятно, Олегу звонили и говорили: как?! ну как вы можете отказываться?! это же промо, подумайте, что вы делаете!

Олег: Это же «Первый канал».

Сергей: Это же «Первый канал». И он им говорит: вы не понимаете. Он не пойдет. Вот и все! Каждый ответственен за собственную жизнь, за собственный путь, и за каждое свое слово, и поэтому... и в аду-то гореть за это все тоже каждому.

Анна: Вся попса будет гореть в аду!

Сергей: На самом деле нет, она не будет гореть в аду...

Олег: Им-то это нравится же.

Анна: Да.

Сергей: Если они получают от этого удовольствие, все в порядке. По сути, все проекты на телевидении в данный момент – они либо развлекательные, либо совершенно поверхностные, либо, я бы даже сказал, уродливы, ущербны настолько, что не хочется в этом участвовать. Когда тебя приглашает, например, телекомпания НТВ и говорит, что съемки будут проходить на кладбище, мне кажется можно сразу отказываться.

Олег: «Давайте пройдемся по кладбищу и поговорим о том, как ЛСД влияет на человека».

Анна: Ужас! И такое было?

Сергей: Да, конечно!

Олег: Нет, этого в итоге не было, потому что мы не пошли.

Иван: Спасибо! Я очень рад, что именно вы поддерживаете такую позицию – не прогибаться под проекты, которые вам не нравятся, ради пиара группы.

Анна: А еще у нас есть вопросы от радиослушателей. Разум когда-нибудь победит?

Сергей: Разум никогда не победит. Как у нас была полностью формулировка? В принципе, вот я думаю, что на все эти вопросы можно будет получить ответ, если достать все обложки наших альбомов, где ко многим песням есть либо эпиграфы, либо какие-то расшифровки.

Иван: О чем вы думаете, когда засыпаете?

(Пауза.)

Иван: Как уснуть?

Сергей: Вам перечислить все, что происходит в голове? (Смеется.) Ну обычно то, чем ты занимался в этот день активнее всего, оно какой-то отпечаток оставляет. Сегодня всю ночь у меня крутились две песни, которыми мы занимались вчера. Снятся песни вместе с аранжировками, причем очень жаль, что нельзя нажать на какую-то кнопочку и сохранить, хотя бы в виде медиа-файлов, чтобы потом можно было воплощать это.

Анна: Вопрос к Бубе: правда ли, что вы когда-то работали ди-джеем на радио и если да, то что это было за радио?

Сергей: Радио называлось «Радио Джем», и... какой год был? Девяносто восьмой, наверное? Да, девяносто восьмой. У меня родился сын. И работал я, так скажем, оператором ночного эфира, и по ночам с пользой для дела мы с Олегом перезванивались по телефону, и частенько с утра у нас была уже новая песня.

Олег: Так песня «Розовые очки» была написана.

Иван: Еще вопрос. Расскажите, чего нельзя делать рок-музыкантам.

Сергей: Ой, не начинайте с того, что запрещаете себе все! Единственное, мы тут пришли к выводу. Допустим, я в этом альбоме не использую вот такие инструменты, вот такие, такие и такие, например. Просто сказал – и все. Или я такие слова не использую.

Олег: Я думаю, что не стоит каких-то рамок себе ставить, тем более, что мы в основном для молодых музыкантов говорим сейчас. Надо все пройти, как говорил наш техник Миша, пройти носом по всем звеньям этой батареи. И на собственном опыте понять, что тебе можно, а чего тебе нельзя.

Иван: Был ли в жизни Сергея период, когда хотелось отказаться от всего этого рок-н-ролла, бросить это и заняться чем-то другим?

Сергей: От всего этого рок-н-ролла! (Смеется.) Ох уж мне весь этот рок-н-ролл! Вот те ребятки, которые... которым приходит в голову такая мысль... ну им лучше тогда сразу отказаться. Я всегда подходил к этому делу, сжигая мосты, никаких вообще не давал себе путей для отступления, и мы принципиально с Олегом практически нигде не работали. Очень редко происходят чудеса, когда человек, еще будучи совершенно молодым, вдруг на него наваливается слава там, деньги, успех и так далее. Чаще всего это такой долгий, тяжелый, муторный путь, который, надо либо пройти, либо... а по-другому не бывает просто. Если у тебя есть сомнения, лучше не занимать уже место.

Иван: Еще вопрос от слушателя пришел. Какое место в вашей жизни занимает религия? Вы – верующие люди?

Олег: Мы люди не религиозные, скажем так... Но уважаем, безусловно, право людей на то, чтобы они верили. Примкнули к той или иной религии. Нам нравятся очень, визуально во всяком случае, буддийские какие-то вещи. Это немножко необычно для нас, для людей, которых окружает православие, и, может быть поэтому, как раз очень интересно.

Иван: А вы вообще знали о нашей передаче?

Сергей: Вам нужно продвигать всю эту историю. Пусть люди знают!

Иван: И что бы вы хотели пожелать нашей передаче?

Сергей: Техническая база у вас замечательная, молодость у вас есть, жажда жизни у вас в глазах написана. И то, что вы уже сделали, вполне говорит о том, что вы – на совершенно правильном пути. Я вам просто желаю такой же активной жизненной позиции, и все у вас получится, потому что я даже не знаю, все настолько у вас хорошо, что... Единственное, что вам нужно – это донести теперь до всех оставшихся людей, что вы есть, что вы об этом говорите.

Иван: Мы этим активно занимаемся.

Сергей: Процветания, в общем. И вечной молодости.

Иван: Спасибо.

Анна: Точно! Вечно молодой! Очень рады были вас видеть, правда. Такие прикольные! (Смеется.) И спасибо вам большое за то, что пришли.

Назад