Профессиональная молодёжная радиостанция
Одна из крупнейших продакш-радиостудий России
  • Интенсивный курс «Радиостарт» набирает группу. Звоните прямо сейчас +7-922-205-28-05, чтобы записаться на кастинг! Екатеринбург, ул. Первомайская, 56 - оф. 625
  • Радио Вышка теперь есть в Viber и в Whats App, пиши +7-922-298-52-72
  • Скачивай приложение "Радио Вышка" для IOS, Android или Windows Phone и наслаждайся любимой музыкой!
Главная / Звездные гости / Группа "Моя Мишель"

Группа "Моя Мишель"

Группа "Моя Мишель"

Ведущая – Татьяна Паверман

Гости:

Татьяна Ткачук – вокалистка группы «Моя Мишель»

Павел Шевчук – клавишник, продюсер группы «Моя Мишель»

Анатомия успеха

Т. Паверман: Всем привет! Меня зовут Татьяна Паверман, вы слушаете программу «Анатомия успеха». К нам в гости приходят очень разные люди, но всех их объединяет одно слово – успех. Сегодня у нас в гостях – участники группы «Моя Мишель»: солистка Татьяна Ткачук и продюсер и клавишник Павел Шевчук. Привет!

Т. Ткачук: Привет!

Павел: Привет!

Т. Паверман: Давайте сразу с места в карьер, зададим главный вопрос нашей программы: как и когда вы поняли, что к вам пришел успех?

Т. Ткачук: Мы все ждем, когда же он придет (смеется). Наверное, в 2015 году, 14 февраля. Когда вышла песня «Дура».

Павел: Когда Таня получила больше всех валентинок в нашем коллективе, и она поняла, что пришел успех.

Т. Паверман: А с проектом «Главная сцена» – это как?

Т. Ткачук: Ну это и есть проект «Главная сцена».

Т. Паверман: Это там было, да?

Т. Ткачук: Да.

Т. Паверман: В проекте «Главная сцена» вместе с вами за внимание жюри боролось очень много исполнителей, но вам удалось особенно запомниться.

Т. Ткачук: Кто их всех упомнит...

Т. Паверман: Посоветуйте, как выделиться из толпы и оказаться ярче, чем большинство?

Павел: Наверное, красная помада?

Т. Ткачук: Красная помада?.. Да, но вот у меня не было, кстати, цели выделиться. Все произошло, как-то, само собой.

Т. Паверман: Красная помада – это разве не тренд?

Т. Ткачук: Это уже не тренд. Тренд – уже вишневая.

Т. Паверман: То есть все дело – только в помаде?

Павел: В основном.

Т. Паверман: А в творчестве? А в музыке, нет?

Павел: Это прикладные вещи на самом деле. Что такое музыка? Кто сейчас слушает альбомы целиком? Сейчас всем важно, как артист выглядит, как танцует, двигается, а музыка – это... очень прикладная вещь. Поэтому мы отличаемся от всех тем, что мы занимаемся музыкой, а не только красим губы в красный цвет.

Т. Паверман: Говорят, что в современном мире, где все так быстро-быстро и на лету, музыкальные композиции должны занимать все меньше и меньше времени, не в альбомах быть, а выходить какими-то отдельными песнями?

Т. Ткачук: Мы этому противоречим, потому что недавно мы записали новый альбом. У нас раз в год альбом выходит, кажется. Альбом мы назвали «Отстой».

Т. Паверман: Вы не боитесь такие радикальные названия давать?

Т. Ткачук: Мы не боимся. Это и реклама, и антиреклама одновременно... Антирекламы, как говорится, не бывает.

Т. Паверман: Жанр, в котором вы играете, его как только не определяют: и рок, и поп, и диско... Знаю определение «дальневосточный стиль». А вы сами как его позиционируете?

Т. Ткачук: Раньше мы так прикалывались, говорили, что это – незамороченный дальневосточный стиль. Но, конечно, такого не существует. Мы играем в жанре поп, поп-музыка.

Т. Паверман: Вот так вот, без всяких наворотов?

Т. Ткачук: Без всяких наворотов. Нет, ну, конечно, наворотов у нас хватает.

Т. Паверман: Расскажите поподробнее о них.

Т. Ткачук: А вот это нужно на концерт прийти, услышать и увидеть.

Т. Паверман: Что там новенького будет, в отличие от предыдущих альбомов?

Ткачук: Все новенькое.

Т. Паверман: Принципиально?

Т. Ткачук: Ну некоторым песням два месяца, некоторым – год. Я не знаю, какие границы принципиальности (смеется).

Т. Паверман: Давайте, заманите, заманите нас послушать этот альбом! Хочется же какие-то узнать секретики, а вы так все скрываете...

Павел: Мне кажется, альбом очень похож на сборник, что это не какая-то единая концепция. Это некий The Best, как будто мы двадцать пять лет играли и выпустили такое сочетание песен, выборку такую... Мне кажется, что это так... Это, кстати, тренд, чтобы песни были очень разными в альбоме. Мы экспериментируем, и нам очень нравится. Мне кажется, что это очень-очень классная работа.

Т. Паверман: Выбрать песни The Best и назвать их «Отстой»? (Смеется.)

Т. Ткачук: Ну конечно, в этом же и смысл.

Т. Паверман: Весь смысл в том, что это – антонимы?

Т. Ткачук: Да.

(Смеются.)

Т. Ткачук: На самом деле так называется песня, одна из заглавных песен альбома, поэтому так называется альбом. А не то, что вы подумали.

Т. Паверман: Просто у вас вообще провокационные названия песен. Вы не боитесь привлечь агрессивных поклонников, слушателей, которые как раз за провокацию в разных смыслах?

Т. Ткачук: Мы их не то чтобы не боимся привлечь, мы их и не привлекаем... Ну хотят они что-нибудь написать, ну пусть напишут. Что они напишут? Альбом – отстой? Это так и есть.

Павел: Совершенно неагрессивные поклонники и поклонницы у нас... Очень благодарные.

Т. Паверман: Правда ли, что ни у кого из группы нет законченного музыкального образования?

Т. Ткачук: Неправда. У нас у Лисова [Мик Лисов, бас-гитара] есть музыкальное образование законченное, и у Маринкина [Ден Маринкин, ударные].

Павел: По крайней мере, они так говорят про себя.

Т. Ткачук: Да, мы ничего не видели, никаких документов не подписывали.

Павел: Лисов даже сказал, что они у него сгорели.

Т. Ткачук: Вполне возможно!

Т. Паверман: Это как-то помогает вам избавиться от стереотипов? Или, наоборот, мешает то, что не хватает каких-то знаний?

Т. Ткачук: Парни ведут себя благородно и не упрекают меня в музыкальных незнаниях, наоборот, помогают, подсказывают. Но это же не значит, что мы вообще несведущие. Просто изучали сами. Умудренные опытом.

Т. Паверман: Все на практике познается?

Т. Ткачук: Можно и так сказать, у всех большой бэкграунд.

Т. Паверман: А филологическое образование помогает?

Т. Ткачук: Мне не с чем сравнить, у меня же нет такого опыта жизни, чтобы я жила какую-то жизнь без филологического образования (смеется). Мне всегда нравилась литература, и мне всегда кажется, что, конечно, этот фокус, как «раскусить» рифму, и слог, и ритм – это закладывается уже на уровне интуиции вместе с образованием. Наверное, помогает. Но я не могу этого оценить.

Т. Паверман: Сейчас часто спорят, нужно ли вообще профессиональное образование, диплом, или все решается вопросами практики, конкретного человека. То, чему учились в университете, оно как-то пригождается?

Т. Ткачук: Ну конечно пригождается, но еще раз говорю, когда ты пишешь что-то, ты делаешь это неосознанно. Ритм – он заложен у тебя уже на уровне интуиции, точно так же, как и рифма. Мне кажется, что где-то на уровне подсознания образование сказалось. Наверное. Опять же, не факт.

Т. Паверман: А какой, кстати, у вас любимый писатель?

Т. Ткачук: Любимый писатель – Набоков, любимую книгу не скажу, это секрет, я говорю это только любимым людям.

Т. Паверман: Ну... сразу «Лолита» в голову приходит! Если Набоков – первая ассоциация.

Т. Ткачук: Ну и пусть приходит...

Т. Паверман: Почему бы нет, с другой стороны?

Т. Ткачук: Хорошая книжка.

Т. Паверман: Отличная книга, да. А у Павла?

Павел: «Незнайка в Солнечном городе».

Т. Ткачук: Ты мой хороший (смеется).

Т. Паверман: Я смотрю, у вас контрасты во всем: и в названиях, и в любимых книгах даже...Тань, вы как-то сказали в одном из интервью, что год не ели мороженого. До сих пор это?

Павел: По-моему, вранье такое...

Т. Ткачук: Я не ем мороженое, да, очень редко ем мороженое.

Т. Паверман: Потому что, понятно, бережете голос. Чего еще приходится лишаться ради карьеры, ради музыки?

Т. Ткачук: Я не курю, хотя я курила, и мне нравилось курить. Но теперь я не курю уже где-то четыре года. Спать приходится много (смеется). Ну, пожалуй, больше никаких ограничений нет.

Т. Паверман: Спать много приходится?

Т. Ткачук: Ага.

Т. Паверман: Или, наоборот, мало?

Павел: Вот так проблема – спать приходится много!

Т. Ткачук: Нужно спать, чтобы был голос.

Т. Паверман: То есть, любая свободная минута... Вы умеете спать на ходу?

Т. Ткачук: Не умею. Я завидую парням своим, которые только прикладывают голову куда-нибудь – и все, слюнка течет у них.

Павел: Это, кстати, она сейчас имеет в виду других парней.

Т. Ткачук: (Смеется.)

Т. Паверман: У вас так не происходит, да?

Павел: Вот у меня точно так не происходит!

Т. Паверман: Павел, вопрос к вам, переключусь на вас. Я правильно понимаю, что вы совмещаете работу в группе с продюсированием? Это история про двух зайцев или, наоборот, все органично у вас происходит?

Павел: Это история про мой давний осознанный выбор. Мне очень нравится заниматься разными делами. Если я устаю частью от чего-то одного, я могу заняться, переключиться, больше времени, сил и интереса вкладывать в другую часть своей профессии. Они очень неразрывные, поэтому это не про двух зайцев, это две стороны одной медали.

Т. Ткачук: На самом деле у Паши пять зайцев.

Павел: И один кролик.

Т. Ткачук: Это только про тех, которых я знаю (смеется).

Т. Паверман: А у Тани сколько зайцев?

Т. Ткачук: У меня не зайцы, у меня – майские жуки в голове.

Павел: Колорадские.

Т. Ткачук: Паша! (Смеется.)

Т. Паверман: То есть, не бабочки?

Т. Ткачук: Нет, не бабочки.

Т. Паверман: И не тараканы?

Т. Ткачук: Тараканы мне не нравятся просто. Это одни из тех насекомых, которых я очень боюсь. А майских жуков я не боюсь.

Т. Паверман: То есть, это просто аналог, но более добрый и приятный. Расскажите нам, пожалуйста, про ваших слушателей, про ваших поклонников: какие они? Может быть, какую-нибудь историю вспомните с концертов?

Т. Ткачук: Они все очень симпатичные, молодые. Мне кажется, что к нам приходит больше девчонок, чем парней.

Павел: Это хорошо, это хорошо.

Т. Ткачук: Парни мои радуются, конечно же. Мне кажется, где-то соотношение шестьдесят на сорок, то есть девочки-мальчики: шестьдесят девочек и сорок мальчиков. Но они все тексты знают наизусть, поют, классные такие, пишут. Я вот не помню ни разу историю какую-то гадкую, чтобы нам там что-то писали, троллили, что-то такое жесткое. Сколько существует коллектив, не было такого.

Павел: Они очень благодарные и интеллигентные.

Т. Паверман: А с вами вместе поют? Даете им возможность попеть?

Т. Ткачук: Конечно, даем. Поют все время. Отдуваются за нас (смеется).

Т. Паверман: Дорогие слушатели, вы знаете, на чей концерт идти и отдуваться за группу. Но все-таки, помимо благожелательно настроенных людей, поклонников, фанатов и так далее, все равно наверняка находятся люди, которые, как только начинает приходить какой-то первый успех, какая-то первая слава, начинают там... если не вставлять палки в колеса, то лезть со своими «ценными» советами или специально пытаться задеть. Как вы на это реагируете?

Т. Ткачук: Я не знаю, как на это реагировать (смеется). Я не встречаюсь с этим.

Павел: Это нормальная часть любой профессии. Даже если человек занимается непубличной профессией, но как-то движется по карьерной лестнице, у него всегда есть люди, которые ему завидуют белой завистью, черной завистью... Это нормальная часть жизни. Иногда это бесит. Иногда мы спокойно относимся. Это зависит от количества едких слов. Наверное, чем больше становится таких людей соразмерно успеху, тем меньше артисты реагируют на это в принципе, потому что ну что поделать?..

Т. Ткачук: Видимо, мой успех уже настолько велик, что я вообще на это не реагирую. Я просто поняла, что [если] буду читать какую-то ерунду, – я человек такой очень нервный – что я буду на это реагировать, поэтому я просто не читаю. Ничего.

Т. Паверман: В принципе не читаете?

Т. Ткачук: Да.

Т. Паверман: То есть, до вас, если что, в личке не дописываются слушатели?

Т. Ткачук: Я не переписываюсь в личке. Мне вообще нельзя в личке написать, к сожалению: я заблокировала такую функцию прекрасную. И вообще меня нет в соцсетях (смеется). Я решила, что это занимает слишком большую часть моей жизни, и я решила оттуда вообще удалиться. Я веду только инстаграм группы, и все.

Т. Паверман: А группа ВКонтакте? Это тоже кто-то из группы ведет?

Т. Ткачук: Это ведут наши друзья. По образу и подобию моему.

Т. Паверман: То есть все реально, на самом деле: дописаться, достучаться, если очень надо?

Павел: Я периодически захожу, почитываю, что пишут люди, смотрю... У меня есть шесть фейковых аккаунтов – им отвечать. Это шутка.

Т. Ткачук: (Смеется, передразнивает.) «Сам дебил!»

Т. Паверман: К вопросу там о фанатах из других городов: вы сами любите путешествовать?

Т. Ткачук: Ой, я люблю. Обожаю путешествовать. Мне лишь бы куда-нибудь ехать. Не люблю сидеть дома, не могу усидеть дома больше двух дней, если мы чего-то не записываем, нет какой-то съемки или концерта, чего угодно. Все, я начинаю с ума сходить.

Т. Паверман: А какие любимые российские города у вас есть?

Т. Ткачук: Конечно, Дальний Восток, потому что я оттуда. Я очень люблю Владивосток, Благовещенск, Хабаровск.

Т. Паверман: Вообще хватает на что-то времени? На что-то дополнительно, путешествия не гастрольные именно туры, кроме группы? На развлечения какие-то?

Т. Ткачук: Ну для этого приходится отменять концерты. Мы обычно берем, договариваемся о каком-то периоде, раз в год или раз в полгода, когда вся группа уходит в отпуск, и мы занимаемся личными поездками.

Т. Паверман: Расскажите, пожалуйста, какая у вас по отдельности мечта? Сначала Таня.

Т. Ткачук: Ну мне кажется, что я сейчас ее исполняю. Я хотела быть певицей, хотела быть композитором, хотела ездить по городам выступать... то, чего хотела я больше всего.

Т. Паверман: Прямо вот с детства хотела стать артисткой?

Т. Ткачук: Да, хотела. И это я и делаю.

Т. Паверман: А у Паши?

Павел: У меня практически совпало с Таней, потому что с тринадцати лет занимаюсь музыкой, занимаюсь тем, что мне очень нравится, и... открываю какие-то неизвестные свои стороны в этой профессии, поэтому...

Т. Ткачук: Все мы счастливые люди. Я так думаю каждый день.

Т. Паверман: Я заметила, Тань, что вы очень любите говорить о своем детстве и о семье. Расскажите нам, пожалуйста, какую-нибудь историю, может быть просто часто спрашивают, поэтому рассказываете, какую-нибудь историю, которую еще не рассказывали, или просто из любимых.

Т. Паверман: (Задумывается.) Мы с моим братом Антоном очень часто любили ходить на озеро без спроса и купаться. Я сама научилась плавать в лет пять или шесть. И папа всегда, когда мы уходили из дома, говорил: утонешь – домой не приходи. Вот эта, кстати, строчка вошла в мою новую песню, которую мы еще не... это следующий альбом выйдет.

Т. Паверман: Часто вообще получается выбираться домой?

Т. Ткачук: Не чаще раза в год, к сожалению. Ну я почти каждый день созваниваюсь.

Т. Паверман: Хорошо, пожелайте что-нибудь нашим слушателям, пожалуйста!

Павел: Чтобы солнце светило, и чтобы чаще приезжали хорошие музыкальные группы, и мы чтобы чаще к вам приезжали.

Т. Паверман: Мы будем только рады! Ну что же, на этой позитивной ноте мы ставим точку. Слушайте радио и группу «Моя Мишель». Пока-пока!

Т. Ткачук: Пока-пока!

Павел: Пока.

Назад