Профессиональная молодежная радиостанция
танцевальной электронной музыки
  • Интенсивный курс «Радиостарт» набирает группу. Звоните прямо сейчас +7-922-205-28-05, чтобы записаться на кастинг! Екатеринбург, ул. Первомайская, 56 - оф. 625
  • Радио Вышка теперь есть в Viber и в Whats App, пиши +7-922-298-52-72
  • Скачивай приложение "Радио Вышка" для IOS, Android или Windows Phone и наслаждайся любимой музыкой!
Главная / Звездные гости / Слава Петренко

Слава Петренко

Слава Петренко

Ведущая – Татьяна Паверман

Гость – Слава Петренко, участник проекта «Танцы на ТНТ»

Анатомия успеха

Татьяна: Всем привет! Меня зовут Татьяна Паверман, вы слушаете программу «Анатомия успеха». Мы приглашаем в студию людей, которых знают миллионы, и обсуждаем с ними их взлеты и падения. Итак, мы начинаем! Сегодня у нас в гостях Слава Петренко, би-бой, участник первого сезона «Танцы на ТНТ». Привет!

Слава: Привет-привет, ребята!

Татьяна: Слава, расскажи пожалуйста нашим слушателям, кто такой би-бой и какие направления танца тебе ближе.

Слава: Би-бой [B-Boy] – это сокращенно от breaking boy, то есть человек, который занимается брейк-дансом, брейкингом. Что касается направлений, которые мне ближе, – естественно, это уличные направления. Я занимаюсь только брейкингом, но если спросить, что я еще люблю, это хип-хоп, крамп и подобного рода уличные направления.

Татьяна: Я знаю, что ты маленький еще бальными танцами занимался, но не очень любил!

Слава: Начало было. У меня мама, она всю жизнь занималась бальными танцами, около двадцати лет – это только сольная карьера, потом еще преподавание. Плюс у меня еще отец, чтобы к маме подкатить, пошел на бальные танцы... Поэтому, сами понимаете, тут деваться некуда.

Татьяна: Но не твое направление, да, сразу понял?

Слава: Нет, нет. Сейчас я получше отношусь, конечно, к бальникам, потому что я повзрослел и понял наконец, что там можно быть мужчиной, но в детстве казалось, что я куда-то не в ту степь лезу.

Татьяна: А как ты решил пойти на проект «Танцы»?

Слава: Я не хочу это называть судьбой, многие люди не верят в это, но я просто расскажу, а вы там решите, как это выглядит со стороны. Я пришел в свою студию, в танцевальную школу, и увидел листовку. Она лежала на столе, перед входом. Глянул, думаю: что это такое у нас? Да вот, скоро будет кастинг. Ну понятно. И я забыл об этом. Потому что кастинги были, будут... я всегда успею, если вдруг мне захочется. А во-вторых, это как бы не круто, это не андеграунд. Я даже об этом не думал.

Но проходит день, два. Я не знаю почему, у меня в голове крутится: что это за кастинг, почему? ТНТ – вроде нормальный канал. Но я все равно эти мысли отгонял. Потому что у меня в эту же субботу, когда должен был происходить кастинг в моем городе, был фестиваль в Казани, очень крутой, по брейк-дансу. И я был уверен, что еду туда, я готовился.

Но все равно меня мысли дальше мучили, мучили: что, как... Почему-то я все время думал об этом проекте. Я еду раз билеты покупать – мне мама позвонит, скажет: какая-то проблема, надо решить, надо в городе что-то купить, отвезти документы. Второй раз, третий раз... Я вам клянусь, я раза четыре не мог просто поехать на вокзал.

Я взял деньги, отдал их моему другу, отдал документы, чтобы он купил мне билет. Он стоит в очереди, остается два человека. Он спокоен: он подождет и все купит, он не спешит. Но он мне звонит и говорит: Слав, я не знаю, что произошло. Мне стало плохо, и я понял, что я должен уйти с вокзала. Я не купил тебе билет.

Встретил его, взял деньги, взял паспорт, еду сам на вокзал – и билетов нет. И тогда я понял: значит, в этот раз ты идешь на кастинг. Я понакидал быстренько, за вечер, номер, пришел – и прошел.

Татьяна: Как это – номер за вечер?

Слава: А вот так!

Татьяна: Причем с сюжетом...

Слава: Нет, первый вариант, на предкастинге, у меня был прост. Я понимал, что, скорее всего, би-бои придут и станцуют что-то в нашем стиле под какую-то стандартную музыку. А я хотел чем-то удивить, подумал: почему бы не станцевать брейк под медленную музыку? Это интересно для меня, и будет для них, может быть, интересно.

Взял, одел пиджачок грязный, брюки тренировочные, ну такой был... обшарпанный весь, грязненький. И станцевал я... скрипача сыграл, грустного такого бездомного скрипача. Станцевал – и они мне говорят: Слав, интересно, приезжай в Москву. Но поработай над историей.

Я снова вернулся в свою студию, сел с друзьями и говорю: ребят, нужно придумать идею. И мы начали: бездомный, бездомный... может быть, попрошайка? Да, вариант. Накидали, и потом я пришел в зал и быстренько, за полчасика, придумал тот номер, который я станцевал на кастинге.

Татьяна: Образ или какой-то такой конкретный сюжет для брейка – это же редкость?

Слава: Ну вообще, как бы, да. Немногие любят.

Татьяна: Ты часто говорил, что ты до проекта не подозревал о том, что ты красавчик, даже какие-то комплексы у тебя были по этому поводу. А тут – сразу слава, тысячи писем, фанатки... Как ты с этим поначалу справлялся, как ты вообще к этому относился?

Слава: Честно, я признаюсь, я научился признавать свои минусы, комплексы. В одиннадцать лет я настолько комплексовал, я был уверен, что я урод. Чуть ли не плакал. Что я – страшный, худой, у меня мышц нет, на меня девочки вряд ли когда-либо посмотрят.

Плюс у меня был лучший друг, с пятого класса на него смотрят старшеклассницы, я прямо завидовал... белой завистью. Он для меня примером был. Я взял его в пример для себя и думаю: надо меняться. Я начал заниматься, качаться. В спорт ушел, в брейк ушел с тринадцати лет. И оно как-то пошло-пошло-пошло, и когда я ушел в спорт, мне перестали быть интересны эти девушки. Я на них не обращал внимания, у меня было главное – брейк.

Я проснулся – потренировался, поехал на работу преподавать, в другую студию, в другую, вернулся, потренировался – спать. Если у меня была какая-то симпатия, то она такая была... мимолетная. Я не обращал внимания, мне никогда не говорили: блин, ты такой красивый. А тут я попал на проект, и это все, конечно, сразу, накатом, накатом... Глупость, некая лесть – я к этому так относился. Потому что парень «с телека», в любом случае ему скажут, что он красивый.

Татьяна: Ну ты же, наверное, сравнивал с другими участниками, кому сколько кинули эсэмэсок?

Слава: Нет, я на это не обращал внимания. Даже когда я шел на проект, мне это было не нужно, потому что у меня была девушка. Ну и что, что мне пишут? Мне плевать. Мне двадцать один год был, я перерос тот возраст, когда мне это было нужно. Это было в шестнадцать, в шестнадцать я бы кайфовал, наверное, что столько девочек мне пишут, возьми любую! А сейчас-то мне этого не надо.

Татьяна: У тебя до сих пор брейк на первом месте?

Слава: Конечно! В любом случае.

Татьяна: Важнее всего в этом мире?

Слава: Важнее любых других направлений. Меня не тянет к таким направлениям.

Татьяна: У тебя лучший друг и сожитель на проекте был Саша Волков. Он у нас тоже в студии побывал. Вы оба – овны по гороскопу. Я вообще не представляю, как вы друг с другом уживались! Хотя с виду все говорили: а, нормально все так, мило жили.

Слава: Ну, может быть, с виду мы разные, может быть опять же, это судьба, потому что мы не просили, чтобы нас вместе посадили, в одну комнату. Так случилось. Но, может быть, потому что мы овны, потому мы и понимали друг друга. Тем более Сашка... вы видели его немножко не так.

Татьяна: На проекте его представляли не таким, какой он сам?

Слава: Какой он был в профайлах – он правда такой и есть. Но это же не все! Да, с ним другие не уживались. Он как я, только в более жесткой степени. Он позитивный, открытый, да. Он говорит все честно, даже если, возможно, тебе это неприятно. Но если ты его таким не принимаешь, то он перестает обращать на тебя внимание. Мы с ним с первой минуты нашли общий язык: он всегда знает, когда меня трогать, когда меня не трогать. Он вел себя абсолютно так, как должно быть. Я ни с кем бы, наверное, не ужился на проекте, если бы не с Сашкой. Мы до сих пор с ним дружим, я к нему часто езжу, когда могу – остаюсь у него. Я рад нашей дружбе.

Татьяна: Он нам тоже очень понравился. Если говорить о первом сезоне, мне кажется, может быть это только мое мнение, что там были наиболее яркие все-таки персонажи, да?

Слава: Ну да!

Татьяна: И вы все немножечко... жили в этих образах? Или вы такие, как вас показывали?

Слава: Масок никто не надевал на первом сезоне. Но если только чуть-чуть, некоторые, кому это поначалу, может быть, казалось правильным. А так – нет. Мне очень это нравилось. Понятное дело: все, что мы говорили, не все показывали, и от этого складывается неполное представление о нас, и поэтому и остается у вас впечатление, что вот он – очень добрый, вот он – очень плохой. Что Слава, например, ассоциируется с чем-то хорошим, Волков, – с чем-то плохим. Дорабатывали, удаляли лишнее, на взгляд нашего продакшна. Но никто масок на первом сезоне не надевал. На втором – да. Они же понимали: ребята становятся известными, после проекта они едут в тур, значит денежку, зарабатывают. Следовательно, надо быть каким-то крутым, наверное, чем-то заинтересовать... И они надевают маску! А это неправильно! Со временем все равно, когда они попадают в яму, там приходится проявлять свои настоящие черты характера. И вот так получилось, что многие не выдержали этого, сами же напоролись на свои, скажем так, грабли, которые... ну я про второй сезон говорю.

Татьяна: Скажи пожалуйста, ты по образованию организатор ресторанного бизнеса. Поваром, да, работал?

Слава: Ну да, это по техникуму. У нас там дурдом был в институте. В общем закончил я менеджмент. Я типа менеджер теперь. А так да, начинал я с сервиса, с ресторанного бизнеса, с организации обслуживания. Учился в детстве, когда-то там, на повара. Ну как это назвать – учился... Я просто не хотел, чтобы мама мне готовила. Мужчина должен готовить сам. Такой формат (смеется).

Татьяна: Откуда это?!

Слава: Я не знаю, мне просто не нравится, когда я завишу от кого-либо, даже от мамы, от отца... Это мне не нравилось с детства. Поэтому я хотел все сам.

Татьяна: Ты сейчас дома готовишь?

Слава: Чуть-чуть, сейчас, точнее, снова вспоминаю, потому что последний год, как вы знаете, я был в туре, и там было не до этого. Я ел почти каждый день только роллы, то, что можно заказать. А теперь потихонечку начинаю восстанавливать свои навыки.

Татьяна: Какое у тебя любимое блюдо?

Слава: Любимого нет. Но если которое заказывать... из салатов я «Цезарь» очень люблю.

Татьяна: Не заказывать, а делать!

Слава: А, делать! Давно не готовил ничего экзотичного. Не могу сказать.

Татьяна: Ну почему экзотичного... блинчики, пельмешки, не знаю... Что-то такое вот.

Слава: Хорошо, блинчики я люблю готовить. Кстати вот, их я готовлю классно. Просто блинчики или блины, я не знаю. У вас есть разница? У нас блинчики в Воронеже – это, значит, супер-тоненькие. А блины – это то же самое, только с палец размером, да... У вас есть такое? Вот я и то, и то готовлю очень классно.

Татьяна: Ты ведь и музыкой немножко занимался? Фортепиано у тебя было, да?

Слава: Да, зачем-то мама меня и брата послала в музыкальную школу. Я это тоже не любил. Потому что я ходил только на фортепиано, не ходя на сольфеджио. А это... ну это глупо. Потому что я же должен знать ноты... Я просто играл, я не находил в этом смысла. Поэтому даже вот сейчас я могу сесть...

Татьяна: На слух играл, получается?

Слава: Ну да, слух, и просто запоминал, что там какая клавиша значит. Подробно не разбирал. Поэтому сейчас, да, я могу сесть за фортепиано и что-то сыграть, что-то легкое, но в целом я не помню, например, счета, у какой ноты какой счет, потому что я не ходил на сольфеджио. Зачем я четыре года потратил?!

Татьяна: Четыре года, то есть?

Слава: Четыре года, да. Брат побольше ходил.

Татьяна: Тебе это помогает как-то в танцах?

Слава: В чем-то, может быть, помогло, да. В чем-то. Но не могу сказать, что сильно.

Татьяна: А как твоя жизнь после проекта изменилась? Понятно, что потом был тур, но а чем ты сейчас занимаешься, чем планируешь заниматься?

Слава: Сейчас у меня... ну я это называю точечной работой. В принципе все мы, танцоры, зарабатываем так – фрилансим. Сегодня есть работа, завтра нет, если есть проект – есть деньги, проектов нет – нет денег. Это вечная проблема всех танцоров (смеется). Мне это нравится. Сейчас у меня тур по городам с мастер-классами, с выступлениями.

Татьяна: Правда, что тебя в какую-то немецкую брейк-команду звали?

Слава: Нет, это что-то...

Татьяна: Это какая-то утка, да?

Слава: Да, видимо. Там в интернете что только не найдешь уже. Там что только ни придумывают.

Татьяна: Я старалась из хороших источников брать, потому что я понимаю, что там сидят девочки-фанатки маленькие, которые любят себе придумать что-нибудь.

Слава: Они что только ни пишут, чтобы ты им ответил.

Татьяна: А какой самый нелепый слух был?

Слава: О, если вы помните, когда я был на проекте, у меня была девушка Аня. Ей тогда было семнадцать лет. А, восемнадцать лет. Восемнадцать лет! Следовательно... Там еще ходил слух, почему Мигель меня недолюбливает, у людей складывалось такое впечатление, что Мигель меня недолюбливает. Так они все объяснили! Дело в том, что до того, как я стал встречаться с Аней, Аня встречалась с Мигелем. Понимаете?!

Татьяна: Они в разных городах.

Слава: Ну как бы да. Ему тридцать, а ей было бы тогда сколько? Пятнадцать? Вот одна из глупостей. Ну еще были варианты, что она беременна от него.

Татьяна: Но при этом с тобой.

Слава: Да.

Татьяна: Отлично!

Слава: Понимаете?!

Татьяна: (Смеется.)

Слава: Вот так вот, да, мы жили как-то!

Татьяна: А какие у тебя вообще есть фанаты? Мы поняли, что уже есть девчонки, которые пишут всякие глупости, которые ты не читаешь, да?

Слава: Да.

Татьяна: Но ведь есть и другие люди, которые как-то тебе помогают, может быть, творчески развиваться?

Слава: Когда я был на проекте, у меня была стенка открыта ВКонтакте, мне писали там все. В сообщениях я не могу читать, я решил, что пусть на стене пишут, и там мне проще фильтровать и что-то удалить. Потому что у меня пятнадцать тысяч непрочитанных сообщений так и висит, и это дурдом. А на стенке я видел. Со временем, там спустя полгодика, пока проект идет, я заметил, что у меня появляется какой-то контингент взрослый: мужчин, женщин с детьми и так далее, которые постоянно мне пишут, несмотря ни на что. Бывали моменты даже, что я открываю сообщения, год не отвечал – и в каждый праздник меня эти люди поздравляли, и каждый раз только теплое. Обычная девочка напишет мне: привет, ответь мне пожалуйста, ну че ты не отвечаешь, вот ты тварь. То есть вот так всегда заканчивается любой разговор. А эти люди всегда мне только теплое писали. Я начал с ними общаться. Это очень приятно, когда есть такие люди.

Татьяна: Ну ты говоришь: не блещешь славой... Но наверняка на улицах все равно узнают, подходят?

Слава: Узнают до сих пор, и я даже удивлен: два года прошло уже. Все равно узнают, не знаю, сколько это все продлится. Но это приятно, когда это адекватно. Когда подходят взрослые люди, особенно парни. Подойдут, скажут: Слав, ты, блин, красавец. Это замечательно. Но когда появляются сумасшедшие люди, они бегут через всю улицу, орут: Слава, это ты! Тебя сбивают с ног, начинают целовать тебя... Это очень странно. Очень странно...

Татьяна: Вот так, с ходу, целовать?

Слава: Да, да! Или просто она тебя вот так берет, обнимает, и ты такой: девушка, вы че? Она: а я вас узнала. Я говорю: и что? Ну просто...

Татьяна: (Смеется.)

Слава: Вот как бы и весь разговор! И что ей ответить? Я даже не знаю, что ей ответить. Ну да, бывают странные люди, попадаются.

Татьяна: Типа «роди мне ребенка», да?

Слава: Да. Мне недавно написали – я же говорю, мне ВКонтакте чего только ни пишут, лишь бы я ответил – и там было сообщение: ты не сможешь это скрывать это вечно от всех, я всем расскажу, что я беременна от тебя.

(Смеются.)

Слава: Неплохая попытка была, но я все равно не отвечу! Да...

Татьяна: Ты вообще смотришь новые выпуски «Танцев»?

Слава: На самом деле, нет. Скорее нет, чем да. Иногда, когда есть возможность, если я в субботу дома, или какое-то место пришлют и скажут: Слава, там би-бой есть... Я, конечно, с ним посмотрю видео. А в целом... нет.

Татьяна: Саша Волков даже каждый кастинг комментировал, писал как эксперт.

Слава: Да, было дело. У Сашки интересное мнение свое... Послушать, почитать иногда можно.

Татьяна: Ты бы хотел какую-нибудь свою команду?

Слава: Какую?

Татьяна: Танцевальную. Тоже какой-нибудь проект, нет?

Слава: Я всю жизнь мечтал, чтобы у меня была команда единомышленников, которые готовы бросить все ради того, чтобы жить танцами, но... я никогда такой не находил. Такую не могу собрать и, я боюсь, что вряд ли соберу. Лучше развиваться сольно.

Татьяна: Как выглядит твой идеальный день?

Слава: Идеальный день? Встал я рано, побегал с утра, пробежал хотя бы километра три, размялся... Хороший завтрак, можно просто даже кашу, это очень вкусно. Потом – работа. Неважно, что: это могут быть просто тренировки, это может быть подготовка к выступлению... Это может быть фотосессия. Главное – двигаться в этом направлении. А вечером – само выступление. Когда ты взорвал, когда ты за кулисами чувствуешь этот запах грязи, резины и сцены, слышишь людей за кулисами, которые тебя ждут, – это круто. И в конце ты со спокойной душой едешь назад, чтобы завтра то же самое было.

Татьяна: Слав, а каким ты видишь себя лет этак через двадцать пять?

Слава: Я понял, что я буду все-таки симпатичным (смеется).

Татьяна: То есть ты больше всего за внешность переживаешь? Вот как началось с десяти лет...

Слава: Я просто недавно с мамой разговаривал... У меня отец умер года два с половиной назад, мы вспоминаем его часто, иногда не хватает... фотки смотрю и думаю: блин, а он у меня очень даже симпатичный! Там пятьдесят один год ему было, но он в классной форме. Там, конечно, пиво плохо, живот разбух, но внешне он очень даже, красавчик, я бы сказал! И мы подумали, посидели, потому я и сказал: наверное, да. Через двадцать пять лет все-таки еще симпатичным.

А что касается работы, я бы с удовольствием продолжал в том же духе, мне очень нравится. Я знаю очень много би-боев, которые до сих пор танцуют, и в пятьдесят, и в шестьдесят лет. Я даже, честно вам скажу, танцевал в Дании на баттле с семидесятичетырехлетней бабушкой. Брейк, понимаете? То есть, зная это, я понимаю, что я могу, если буду заниматься спортом, следить за собой.

Хочется проснуться и понять, что ты стал мужчиной. Вот встать с утра перед зеркалом, посмотреть на себя и сказать: все, ты вырос мужчиной. Этого очень хочется, я к этому очень стремлюсь, потому что мало на улице я вижу настоящих мужчин.

Татьяна: Ну что ж, будет ли все это через двадцать пять лет, мы узнаем ровно через четверть века. А пока мы с вами прощаемся, до следующих встреч в программе «Анатомия успеха». Пока-пока!

Слава: Пока-пока!

Назад